Информационный
проект юга Сибири

04 декабря 2017

Женское лицо революции

В русском революционном движении конца XIX – начала XX века активное участие принимали женщины, которых одни считали преступницами, другие – святыми. Одной из них является уникальная революционерка Екатерина Константиновна Брешко-Брешковская, прозванная современниками "бабушкой русской революции", урожденная Вериго.

Она родилась в дворянской семье 13 января 1844 года в селе Иваново Невельского уезда Витебской губернии. Екатерина, выросшая в православной семье и считавшая себя христианкой, не только не видела ничего преступного в борьбе против монархии, но и оправдывала революционный террор, считая политические убийства приемлемым и вполне допустимым средством достижения будущего «царства правды».

Получив хорошее домашнее образование и окончив женскую гимназию, она увлеклась общественной работой: помогала своему отцу – Константину Михайловичу Вериго, имевшему репутацию вольнодумца, в подготовке освобождения крестьян, открытии народной школы, библиотеки.

В 1868 году она вышла замуж за соседа-помещика Н.П. Брешко-Брешковского, но семье себя не посвятила, так как всецело увлеклась революционной деятельностью. Вступив в 1873 году в киевскую коммуну «интелли-гентной молодежи», Брешко-Брешковская познакомилась с членами народнического кружка «чайковцев».

Перебравшись осенью того же года в столицу Российской империи – Санкт-Петербург, она установила отношения с целым рядом революционеров-подпольщиков. В 1874 году Екатерина Константиновна приняла участие в «хождении в народ», которое провалилось, и большая часть его участников была арестована властями. Среди них была и Брешко-Брешковская.

С конца 1874 года для 30-летней революционерки начался период мытарств в Брацлавской, Гайсинской и Киевской тюрьмах. В 1875 году еѐ перевели в петербургский Дом предварительного заключения, а затем, в 1876-м, в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, где она пробыла до начала «Процесса 193-х» – громкого судебного дела революционе-ров-народников (1877‒1878). Суд приговорил Брешко-Брешковскую, открыто заявившую во время процесса, что она считает честью принадлежать к «социалистической и революционной партии российской», к пяти годам каторги с последующей ссылкой. Екатерине Брешко-Брешковской выпала сомнительная честь стать первой в русской истории женщиной-политкаторжанкой.

Оказавшись в 1878 году на Карийской каторге (Восточная Сибирь), она была направлена на поселение в Читканскую волость, но надолго здесь не задержалась. Весной 1881 года вместе с другими революционерами она со-вершила побег, который окончился провалом. Беглецов поймали и осудили на новые сроки. Вместо ссылки Бреш-ко-Брешковская была направлена на каторжные работы сроком на четыре года. После каторги вновь последовала ссылка – бывшую дворянку приписали к крестьянскому сословию и в 1891 году предоставили ей право свободного проживания по всей Сибири.

Вернуться из ссылки ей удалось лишь в 1896 году, когда она была амнистирована в связи с коронацией Императора Николая II. Каторга и ссылка не исправили революционерку, и она снова вернулась к антиправительственной деятельно-сти. Находясь на нелегальном положении, Брешко-Брешковская занималась организацией революционной работы и распространением социалистических идей среди крестьянства. Вскоре она стала одним из организаторов Партии социалистов-революционеров (ПСР), оказывала самую активную поддержку в создании Боевой организации эсе-ров, совершившей вскоре ряд громких политических убийств, выступала за максимальное расширение террора. Не совершив в своей жизни ни одного террористического акта лично, Брешко-Брешковская вдохновила на их совер-шение многих молодых эсеров.

В 1903 году Брешко-Брешковская, опасаясь очередного ареста, перебралась в Швейцарию, где продолжила революционную борьбу, включилась в подготовку партийных пропагандистов, собирала деньги для террористов. С началом революции 1905 года, Екатерина Константиновна нелегально вернулась на родину, чтобы принять активное участие в борьбе против самодержавия. В сентябре 1907 года Брешко-Брешковская снова была арестована, проведя два года в Петропавловской крепости. Царские власти приговорили ее к сибирской ссылке, с которой 70-летняя старушка снова попыталась бежать.

Последним местом ссылки для неѐ оказался Минусинск Енисейской губернии, где она провела десять месяцев "под особо строгим надзором". Февраль 1917 года вознес Брешко-Брешковскую на вершину славы. 4 марта минусинская Городская дума явилась к ней в полном составе, чтобы поздравить «с победой и торжеством еѐ идей».

73-летнюю революционерку торжественно отправили в европейскую Россию, выделив ей спецвагон и обставив это возвращение, по словам современника, «сплошным триумфом» [1]. Репортеры и «сознательные граждане» с красными бантами с нетерпением ожидали ее приезда. Всюду ее встречали под звуки оркестров и построением воинских частей. Брешко-Брешковскую бурно чествовали министры Временного правительства, гласные Городской думы, делегаты Совета рабочих депутатов. А. Ф. Керенский, возглавлявший Временное правительство, пел ей дифирамбы, называя Брешко-Брешковскую «ближайшим водителем по духу», она отвечала ему тем же, провозгласив его «достойнейшим из достойнейших граждан земли русской», «гражданином, спасшим Россию».

Энергично поддерживавшей Временное правительство бывшей политкаторжанке были оказаны поистине царские почести – по личному распоряжению Керенского она была поселена в комнатах Зимнего Дворца. Находясь на вершине славы, Брешко-Брешковская активно включилась в пропагандистскую работу. Разъезжая по стране, она выступала в защиту нового строя, Временного правительства, популяризировала эсеровскую программу, требовала доведения войны с Германией до победного конца, активно поддерживала формирование женских «батальонов смерти» и феминистическое движение. Октябрьской революции «бабушка русской революции» не приняла. Отношения с «марксятами», как она на-зывала большевиков, у нее не сложились, в 1917 году она призвала Керенского сурово расправляться с ними.

В послеоктябрьский период от еѐ былой популярности мало что осталось. В итоге революционерка с полувековым стажем поддержала зарождавшееся белое движение, направила «белочехам» воззвание, в котором просила их не прекращать борьбы с ненавистными большевиками. Окончательно разочаровавшись в «свободном народе», который на деле оказался вовсе не таким, каким он грезился ей в утопических фантазиях, в конце 1918 года Брешко-Брешковская покинула Россию, перебравшись через Владивосток и Японию в США, где неугомонная старушка продолжила привычную для нее деятельность, только на этот раз средства она собирала уже для борьбы с большевиками.

Однако еѐ попытки убедить американцев двинуть против Советской России 50 тысяч солдат не увенчались успехом. Перебравшись в 1920 году во Францию, а затем в Чехословакию, Брешко-Брешковская не прекратила политической активности, создав в Ужгороде «Карпаторусскую трудовую партию».

Умерла Екатерина Константиновна 12 сентября 1934 года в 90-летнем возрасте.

Революционная деятельность Е.К. Брешко-Брешковской вызывает противоречивые оценки в научной литера-туре. С одной стороны, посвятив себя полностью революции, она забыла о своем сыне, бросила семью ради своей личной выгоды, одержимая властью, революцией. С другой стороны, она всячески поддерживала женское движение, вовлекая российских женщин в политическую деятельность и способствуя переменам в стране, которую она искренне любила.

Е.В. Спирина